Михаил Блинов «Атмосферное давление»

18.02.15-27.03.15

 Представленные на выставке работы Михаила Блинова привлекают внимание зрителя «путанным», часто откровенным содержанием. Живопись черно-белых тонов как бы намекает на двойственность, непрозрачность видимого мира, обманчивое положение вещей. В его картинах сталкиваются две противоположности – высокое и низкое. Так, открытость, с какой художник изображает и зайца, и бомбу, и трёх грациозных девушек, словно выравнивает все различия между одушевлёнными   и неодушевлёнными объектами, между действительно значимым и второстепенным. Игра противоречивых, на первый взгляд, изображений предстает перед зрителем как многогранность  и спутанность духовных переживаний.

     В живописи Михаила Блинова просматриваются отголоски сюрреализма – искусства авангарда, отличающегося парадоксальными сочетаниями форм и образов. Живопись автора, выражающая конкретные частные вещи, интересует своей загадочностью и неизведанностью. Часто на его полотнах мы видим несколько сумасшедший мир, напоминающий реальность только лишь набором изображённых предметов. На его работы можно смотреть бесконечно – выражающее не то подсознательное, не то сверхъестественное искусство привлекает своей свободой выражения, бунтарством и отсутствием выхолощенности идеи. Нередко это пугает гротескностью и абсурдом. Неподдающееся осмыслению изображение людей и животных соединяет в себе прекрасное и отталкивающее, отдалённость от реального мира. Бездушные предметы – формы цивилизации, например бомба, производят жуткое впечатление своим сновидческим образом, вводят в состояние параноидального страха, галлюцинации.

    Несомненно, искусство Михаила Блинова сообщает нам об очень важном душевном опыте художника. Его тяга к высвобождению подсознания способна соперничать с искусством прошлого, которое уже заняло чётко обозначенное место в истории. Творчество художника, где спутаны разум и бессмыслица, реальность и ирреальность можно рассматривать как особое явление в современном отечественном искусстве – написанные, словно в гипнотическом сне работы, выдают подсознание и комплексы, что не может не возводить живопись в ранг настоящего художественного акта.  

 

 Наталья Безрукова