Эдуард Яшин «Охраняется государством» / Eduard Yashin «Protected by the State»

 

1 — 31 декабря 2009

Завтра все столицы мира падут. И каждый цивилизованный человек сгинет, сгинет от яда и стали. …Истекают последние пять минут!

Завтра вы вольны довершать свою работу по уничтожению вашего мира. Завтра, может статься, вы будете петь в раю над дымящимися руинами ваших мировых столиц.

А теперь мне пора оставить вас и вашу священную цитадель. Я намерен подняться на вершину горы и прождать там еще какие-нибудь десять тысяч лет, пока вы еще взыскиваете света. Мне хочется, чтобы хотя бы на этот вечер вы притушили блеск ваших огней и приглушили звук громкоговорителей. Сегодня вечером мне хочется поразмышлять в тишине и покое. Хочется ненадолго забыть, как вы жужжите в вашем пятнадцатицентовом улье.
Генри Миллер
Автор выставки художник Эдуард Яшин предлагает совершить неспешное путешествие в прошлое и насладиться поэзией памятников ушедших эпох, погрузившись в созерцание абсолютной власти камня. Реалистичная манера исполнения невольно вовлекает нас в историю, рассказанную автором, и заставляет ощутить себя причастным к тайнам прошлого, пронизанным светом и овеянным ветрами. Едва уловимые элементы воскрешают в нашей памяти бессознательные, архетипичные образы величия и роскоши. Полукруглые арочные проемы и тонкий орнамент заимствованы из мусульманской традиции, строгие фасады отсылают к викторианской эпохе, а каменные львы не что иное, как символ мужества, отваги и воинской доблести, берущий свое начало в античной архитектуре, когда в кровопролитном сражении греков с персами у Фермопил смертью героя пал спартанский царь Леонид и на месте боя греки воздвигли каменного льва. Примечательно также, что львы лежали у ног Зевса Олимпийского, статуи, исполненной из слоновой кости и золота гениальным Фидием и впоследствии причисленной к семи чудесам света. Лев-философ, лев-созерцатель, безразличный к человеческим страстям, величественно возлежит, охраняя свой дворец из серого диабаза. Призрачность и размытость создает ощущение чего-то ускользающего, безвозвратно потерянного. Этот эффект усиливает приглушенная цветовая палитра. И это впечатление обманчиво может ввергнуть зрителя в состояние тревоги. Но за счет эклектичности составляющих, смешения образов разных эпох автором достигается состояние максимальной художественной эстетичности и сознательной сбалансированности, что делает работы Эдуарда Яшина такими живыми и понятными.